Общественная уборная

Это необходимое учреждение теперь почему-то называют «туалет». Куда правильнее его старое название – нужник. Но оказывается, что иногда его можно назвать и по-иному, а именно: случный пункт. У жучек в ходу присказка: «Давай пайку и делай ляльку». Cреди недавно освободившихся железнодорожников, не успевших обзавестись «подругой жизни» (а это далеко не просто, так как в те годы женщин было раза в 4–5 меньше, чем мужчин), спрос намного превышал предложение, и вся эта холостежь додумывалась до самых неожиданных способов отыскать плевательницу, чтобы выплюнуть свое семя: любая жучка была желанной. Внешность и возраст значения не имели: «Пусть рожа овечья, лишь бы п.... человечья», – говорили Общественная уборная в таком случае. Женщин, желающих заработать добавок к лагерному пайку – что-нибудь вроде белой булки или горсти конфет, сахара или кусочка масла, – всегда было достаточно. Дороже приходилось платить конвоиру: тут без бутылки водки, а то и коньяка не обойтись. Что же касается «места действия», то что может быть удобнее (во всяком случае безопаснее) нужника?

Строился он для нужд лагеря. Тогда в двухсекционных бараках жили от 150 до 200 заключенных, и на пять бараков строили один нужник. Один, но добротный и, главное, вместительный. Теперь, когда бараки превратились в общежития, где живут человек 20–30, очереди там не собирались. Поэтому, договорившись с кавалером и отправив в Общественная уборная карман мзду, конвоир загонял всю бригаду в нужник. Туда же заходит и кавалер – «новобрачный на час» (вернее, на полчаса).

Обстановка не вдохновляющая...

«Культурный уровень человека определяется по тому, как он ведет себя в отхожем месте и… в библиотеке», – изрек какой-то мудрец. О культурном уровне железнодорожников можно было составить не очень утешительное мнение. Но никакой мудрец не смог предвидеть, как еще можно себя вести в данном случае.

Груды замерзших экскрементов вокруг «очков» и желтоватая наледь на всем полу не мешали кавалеру сначала угостить каким-либо лакомством свою избранницу, а затем...

Трудно даже себе представить: стоя среди замерзших экскрементов Общественная уборная, на глазах или почти на глазах (так как перегородка, разделяющая «очки», лишь условность) у всей бригады и конвоира, стоящего в дверях...

Нет! Это нужно увидеть, чтобы понять, до чего могут дойти люди. Невольно задаешь себе вопрос: «Да люди ли это?»


documentahgqqsn.html
documentahgqycv.html
documentahgrfnd.html
documentahgrmxl.html
documentahgruht.html
Документ Общественная уборная